Ленд-лиз: факты и мифы

Масштабы военной и экономической помощи союзников СССР не всегда были очевидны современникам.

С интервалом в один год человечество, во всяком случае европейцы и североамериканцы, отмечают юбилеи двух великих войн: 100-летие начала Первой мировой и 70-летие окончания Второй. В России не слишком принято сопоставлять эти две войны: одна закончилась бесславно, а ее побочным продуктом стала русская революция, приведшая к крушению империи и установлению в конечном счете большевистского режима, другая завершилась победой и привела к превращению Советского Союза в сверхдержаву. Между тем, кое-какие проблемы, решавшиеся в ходе войн Россией императорской и Россией советской (как бы она официально ни называлась) были сходными, и анализ того, каким образом они решались, позволяет до некоторой степени понять, почему в одном случае дело закончилось катастрофой, а в другом — триумфом. Правда, оплаченным чрезвычайно высокой ценой.

Остановлюсь на одном, но весьма показательном аспекте — заграничном снабжении армии и промышленности, прежде всего военной.

Вскоре после начала мировой войны (еще никто не знал, что она первая) выяснилось, что императорская Россия к войне не готова, тем более что война оказалась затяжной. Страна была вынуждена прибегнуть к массированным закупкам за рубежом. Армия нуждалась во всем — в винтовках, патронах, снарядах; военная промышленность — в качественной стали, цветных металлах, химикатах, современных станках. Не хватало средств связи, транспортная система не выдерживала колоссально возросшего объема перевозок. К примеру, в конце 1916 года не хватало 5000 паровозов и 30 000 вагонов.

Для получения валюты, а затем для обеспечения внешних займов и поддержания курса рубля (а также фунта стерлингов, в котором кредитовалась Россия) пришлось прибегнуть к продаже золота, позднее к депонированию его в Английском банке. Американский финансовый рынок, после денонсирования Русско-американского торгового договора в 1911 году, был для России практически закрыт вплоть до апреля 1917 года. В результате за годы войны внешний долг России вырос приблизительно на 8 млрд золотых рублей ($4 млрд), в то время как на момент начала войны он составлял около 5 млрд рублей.

Но дело было не только в деньгах: британская промышленность не справлялась с выполнением заказов для своей армии и армий союзников. Российские заказы (через британских посредников) все в большей степени размещаются на американском рынке, что только усугубляло проблему доставки заказанных и уже оплаченных грузов. Тоннажа на доставку просто не хватало на всех. На момент большевистского переворота в США находилось около 500 000 тонн грузов, готовых к отправке в Россию, но если туда и поступивших, то уже в период Гражданской войны для нужд белых армий.

Во время Второй мировой войны Советский Союз нуждался в заграничных поставках не в меньшей степени, чем императорская Россия.

Потребности, с одной стороны, существенно изменились: стрелковое оружие и артиллерийские орудия занимали сравнительно небольшое место в общем объеме поставок, советская промышленность оказалась вполне способной обеспечить Красную Армию качественной артиллерией, однако же по многим позициям перечень готовой продукции и материалов, запрашиваемых у союзников, производит эффект дежа-вю: взрывчатые вещества, средства связи, автомобили, локомотивы, рельсы, металлы, химикаты, металлорежущие станки, проволока, обувь и многое другое, что заставляет усомниться во многих декларировавшихся советской властью достижениях индустриализации. Новостью, по сравнению с императорской Россией, явилась потребность СССР в импорте продовольствия: сказались результаты оккупации противником хлебопроизводящих областей и коллективизации, приведшей к резкому падению производства сельхозпродукции.

При этом проблема заграничного снабжения была решена в период Второй мировой войны с гораздо большей эффективностью.

Во-первых, уже к началу ноября 1941 года был урегулирован вопрос финансирования заграничных поставок: на СССР был распространен закон о ленд-лизе. В общей сложности СССР получил за годы войны снабжения из Великобритании, США и Канады на общую сумму около $13 млрд, из них $11,3 млрд приходились на США. Номинально это в три с лишним раза больше, чем помощь царскому и Временному правительству. Правда, с учетом инфляции — в два с лишним раза. При этом кредит был беспроцентным, а военная техника и различные материалы, уничтоженные, утраченные или использованные во время войны, не подлежали оплате. Полностью или частично подлежало оплате имущество, оставшееся после войны и пригодное для использования в гражданских целях.

В современных ценах стоимость поставок по ленд-лизу составляет свыше $160 млрд.

Во-вторых, был решен вопрос доставки. Вероятно, самым известным, в силу трагических событий связанных с северными конвоями, является наиболее короткий маршрут, через Северную Атлантику до Мурманска и Архангельска. Однако по этому маршруту было перевезено менее четверти всех грузов (22,6%).

Наибольшее число грузов (47,1%) было перевезено по тихоокеанскому маршруту: суда грузились в портах западного побережья США и прибывали в Петропавловск-Камчатский, Магадан и Владивосток.

Вторым по объему перевозок был «персидский коридор»: грузы (23,8%) доставлялись от берегов США и Англии через Персидский залив и Иран. Напомню, что Иран был оккупирован советскими и британскими войсками. В Иране, чтобы обеспечить доставку грузов к советской границе или к иранским портам на южном берегу Каспийского моря, союзникам пришлось построить шоссейные и железные дороги. Здесь же были сооружены аэродромы, с которых советскими летчиками перегонялись самолеты в СССР, авиамастерские и автосборочные предприятия.

Кроме того, американские самолеты перегонялись в СССР своим ходом по маршруту Аляска — Чукотка — Якутия — Красноярск. Отсюда истребители доставлялись к линии фронта по железной дороге, бомбардировщики продолжали путь по воздуху.

Была решена и проблема тоннажа: в США было налажено массовое производство сухогрузов типа «Либерти» (паспортная грузоподъемность 8300 тонн). Для сравнения — средняя грузоподъемность судна транспортного морского флота СССР на начало 1946 года составляла  3100 тонн. За счет максимального упрощения и унификации судового оборудования и применения электросварки срок постройки судов был сокращен с 230 до 42 суток. Абсолютный, поистине «стахановский» рекорд продолжительности постройки «Либерти» составил 111 часов 30 минут. Учитывая ускоренную подготовку сварщиков, американцы острили, что «Либерти» варили парикмахеры. В 1943 году в среднем в день изготавливали три судна такого типа; тогда же начались их поставки СССР (около 38 судов). Всего с сентября 1941 года до конца войны было спущено на воду 2770 сухогрузов типа «Либерти». Суда были рассчитаны на пять лет эксплуатации; на практике их использовали до 1960-х годов. Изготовленный «стахановскими» темпами «Роберт Пири» был списан в 1963 году. В 1974 году в СССР еще использовалось 19 судов типа «Либерти».

Всего с июня 1941 по сентябрь 1945 года союзниками было направлено в СССР 17,5 млн тонн различных грузов, доставлено к месту назначения 16,6 млн тонн (разницу составляют потери при потоплении судов).

Вопрос о значении ленд-лиза вызывал и вызывает споры.

В СССР это был вопрос идеологический: самое передовое социалистическое государство получает помощь от капиталистов! Это не укладывалось в картину мира советского человека. Масштабы помощи союзников сначала замалчивались, а после окончания войны преуменьшались. В марте 1943 года американский посол в Москве адмирал Уильям Стэндли заявил, что «российские власти, по-видимому, хотят скрыть факт, что они получают помощь извне. Очевидно, они хотят уверить свой народ, что Красная Армия сражается в этой войне одна». Лишь после этого заявления, вызвавшего дипломатический скандал, и в конечном счете отставку посла, в советских газетах появилась информация о масштабах поставок союзников.

Позиция властей коррелировала с отношением к западной помощи в обществе. 9 марта 1943 года корреспондент Би-би-си в Москве Александр Верт записал в дневнике: «После бурных пятичасовых телефонных переговоров русская цензура пропустила текст выступления Стэндли. Сотрудники отдела печати (Наркоминдела) смотрели сердито. Главный цензор Кожемяко побелел от гнева, ставя свою визу на телеграмме. Его мать умерла в Ленинграде от голода… Другой русский сказал сегодня: «Мы потеряли миллионы людей, а они хотят, чтобы мы ползали перед ними на коленях только за то, что они посылают нам тушенку. А сделал ли когда-нибудь «добренький» конгресс что-либо такое, что не отвечает его интересам? Не говорите мне, что ленд-лиз — это благотворительность».

Олег Будницкий

Источник: forbes.ru