ЦБ готов смягчить денежно-кредитную политику


Фото: Олег Яковлев/РБК
Фото: Олег Яковлев/РБК

Экономисты, опрошенные РБК, предсказывают снижение ключевой ставки: консенсус-прогноз указывает на то, что регулятор может снизить ее на 150 б.п.

​В четверг, 30 апреля, состоится заседание совета директоров Банка России по денежно-кредитной политике. Опрошенные РБК экономисты считают, что регулятор снизит ключевую ставку до 12,5% с нынешних 14%.

Вопрос о том, будет ли Центральный банк снижать ставку, даже не стоит, разногласия могут быть только по поводу величины снижения, говорит главный экономист «Ренессанс Капитала» по России и СНГ Олег Кузьмин, предсказывая снижение ставки на 150 б.п. «Есть три причины, которые могут позволить ЦБ перейти к более агрессивному снижению, чем в прошлые два раза, когда регулятор понижал ставку на 100 б.п. Инфляция ведет себя лучше, чем ожидал ЦБ, — ее пик пришелся на март, а теперь она замедляется, стабилизировалась ситуация на валютном рынке: рубль в последние недели торговался даже ниже своей справедливой стоимости, успокоились инфляционные и девальвационные ожидания», — перечисляет Кузьмин.

Замедление инфляции

На 20 апреля инфляция в годовом выражении замедлилась до 16,7% (против 16,9% к моменту предыдущего заседания), месячный прирост цен в марте составил 1,2% (против 2,2% в феврале). Из последних данных, указывающих на замедление недельного темпа роста цен, следует, что в апреле показатель может упасть до 0,7%, отмечают аналитики Газпромбанка. Замедлились и инфляционные ожидания населения, отмечается в отчете ЦБ «Инфляционные ожидания населения в марте». Доля респондентов, прогнозирующих замедление инфляции в 2015 году, увеличилась с 20 до 28%, а доля тех, кто ожидает очень сильного роста цен в апреле, снизилась на 3 п.п., до 21%.

Главный экономист Deutsche Bank в России Ярослав Лисоволик считает, что скорость снижения ставки увеличивается по мере того, как укрепляется рубль. С момента предыдущего заседания 13 марта курс рубля к доллару укрепился на 21%.

У регулятора есть немало причин для смягчения денежно-кредитной политики, соглашается главный экономист «ВТБ Капитала» Владимир Колычев. «Большинство инфляционных рисков смягчается. Например, риск ускорения роста номинальной заработной платы, который регулятор называл в качестве одного из основных, снизился после решения Госдумы о фактической заморозке зарплат госслужащих», — напоминает Колычев. В марте рост номинальной заработной платы замедлился до 6,1% (против 8,1% в феврале).

Риски снизились

«Кроме того, экономика фактически адаптировалась к шокам, которые заставили ЦБ экстренно повысить ставку в декабре, — снижению цен на нефть и внешним санкциям, и это снизило девальвационные ожидания. Сейчас риски дополнительных шоков невысокие, и аргументов для ускорения снижения стало больше», — добавляет Колычев, прогнозируя снижение ставки до 12%.

На готовность смягчать денежно-кредитную политику указывает и коммуникационная политика властей, пишут аналитики Газпромбанка во главе с Алексеем Демкиным. «Последние выступления представителей финансово-экономического блока правительства и ЦБ, посвященные стабилизации рубля (Юдаева), «чересчур» сильному укреплению национальной валюты (Силуанов) и ускоренному снижению инфляции до 12–13% к сентябрю (Ведев), могут способство​вать формированию ожиданий снижения ставки», — говорится в обзоре Газпромбанка, выпущенном в понедельник, 27 апреля.

Уровень доходностей ОФЗ (10,9–11,5%) говорит об ожидании снижения ключевой ставки ориентировочно на 3%, однако эти ожидания в целом отражают перспективу нескольких месяцев, добавляют аналитики Газпромбанка.

Снижение ставки должно привести к снижению стоимости денег в экономике: постепенно на него должны отреагировать ставки по кредитам и депозитам, говорит Кузьмин. Решение ЦБ вряд ли скажется на фондовом и валютном рынке, считает начальник диллингового центра Металлинвестбанка Сергей Романчук. «В целом рынки убеждены, что регулятор ставку снизит на 100–200 б.п., и если решение ЦБ подтвердит их ожидания и не будет для игроков неожиданностью, ждать движения цен не стоит», — говорит Романчук.