Опцион на убыток


Фото: Коммерсантъ
Фото: Коммерсантъ

«Мечел» потерял на инструментах, привязанных к курсу доллара, $343,7 млн. Опционы и свопы компании продавали Сбербанк и ВТБ.

Опцион и своп

​​Большая часть убытка — $254,2 млн — была получена из‑за барьерного валютного опциона со Сбербанком. Еще $89 млн «Мечел» потерял из‑за свопа, заключенного с ВТБ. Это говорится в отчетности компании, опубликованной поздно вечером во вторник, 28 апреля.

Сделку со Сбербанком «дочка» «Мечела» — «Южный Кузбасс» — заключила в 2012 году, она была привязана к кредиту на 20,9 млрд руб. Компания взяла на себя обязательство конвертировать этот кредит в доллары по курсам от 30,64 до 31,04 руб. за доллар, если курс превысит 50 руб. за доллар (так называемый барьер). Целью этого контракта, говорится в отчетности компании, было снижение эффективной процентной ставки по кредиту. Действительно, обычно барьер представляет собой проданный опцион колл (опцион на право покупки по заранее оговоренной цене), стоимость заимствования снижается на величину полученной премии, взамен компания берет на себя обязательство продать валюту, если покупатель этого потребует. «Мечел» не уточняет в своей отчетности, какие именно опционы он покупал или продавал, но указывает, что за 2012 и 2013 годы на этом инструменте он заработал $20,3 млн и $20,7 млн соответственно.

Курс доллара превысил 50 руб. 1 декабря 2014 года, после чего рублевый кредит был конвертирован в долларовый по среднему курсу 30,8 руб., и «Мечел» стал должен Сбербанку $678 млн. Если бы компания не покупала этот опцион, долларовая стоимость кредита сейчас бы составляла $404 млн.

Вторую сделку, на которой компания потеряла $98 млн, заключила «дочка» «Мечела» — Skyblock Limited — c австрийским ВТБ в 2011 году. Ее целью было снизить ставку по бондам на 5 млрд руб., выпущенных в 2010 году. В рамках этого контракта ВТБ платил «Мечелу» 10‑процентную ставку на номинал в 5 млрд руб., в обмен «Мечел» платил долларовую ставку 5,69% на номинал в $176,4 млн. Этот контракт был расторгнут досрочно 29 декабря прошлого года, «Мечел» остался должен банку $101,9 млн. В предыдущие годы «Мечел» заработал на этом контракте $1,8 млн в 2013 году и $6,5 млн в 2012 году.

В отчетности компании говорится, что оба контракта «Мечел» оспаривает в суде. Опционы были включены в ряд кредитных договоров, сказал РБК представитель «Мечела». Компания считает эти кредитные договоры в части опционов противоречащими российскому законодательству и представила свои аргументы в суд, говорит он.

Долг сократился

«В 2012 году Сбербанком был заключен с компаниями группы «Мечел» (в частности, с ОАО «Южный Кузбасс») ряд кредитных сделок. В настоящее время по указанным договорам в связи с наступлением «барьерного события» имеется просроченная задолженность в долларах США, часть из которой — уже более 90 дней, которая возникла на основании и в полном соответствии с договорной документацией, — сообщили РБК в пресс-службе Сбербанка. — По данной задолженности банк осуществляет процедуры судебного взыскания. Законность и обоснованность требований Сбербанка к ОАО «Южный Кузбасс» и его поручителям в долларах США уже подтверждена решением Арбитражного суда от 20 апреля 2015 года».

Банк полагает, что «Южный Кузбасс» — заемщик, входящий в состав группы «Мечел», — злоупотребляет правами на судебную защиту, поскольку оспаривает свои обязательства и отказывается от их исполнения. «Ранее в своей международной финансовой отчетности группа «Мечел» не только признавала наличие этих обязательств, но и считала их для себя выгодными с экономической точки зрения. На протяжении двух лет они пользовались пониженной процентной ставкой, что, очевидно, свидетельствует и о фактическом признании обязательств».​

Несмотря на потери от производных инструментов, девальвация оказалась для «Мечела» подарком судьбы, поскольку она привела к сокращению долга группы, говорил в начале марта гендиректор комп​ании Олег Коржов. В июле прошлого года «Мечел» был должен кредиторам $8,6 млрд, сейчас — $7,1 млрд. Но, правда, теперь почти весь долг компания должна выплатить в 2015 году — из‑за кросс-дефолта, в результате которого все кредиторы получили право потребовать досрочного погашения, компания переве​​ла долгосрочный долг в $4,47 млрд в категорию краткосрочного. Долг «Мечела» сократился в том числе благодаря переоценке из‑за девальвации рубля, говорит аналитик RMG Андрей Третельников. По его мнению, потери на деривативах нельзя рассматривать отдельно от сокращения долга, поскольку последнее компенсирует их.

«Мечел» не единственная российская компания, понесшая убытки на деривативах. Ранее «Транснефть» сообщила, что страховалась от падения курса доллара с помощью барьерных опционов и опционов на покупку и продажу валюты. Ее чистый убыток от этих сделок из‑за девальвации составил 73,5 млрд руб. Одним из контрагентов компании по этим сделкам был Сбербанк, который заработал около миллиарда рублей.

В декабре прошлого года директор департамента финансовой стабильности ЦБ Сергей Моисеев говорил, что регулятор наблюдает убытки, которые несут крупные корпорации от производных инструментов с валютной компонентой, исчисляющиеся десятками миллиардов рублей. Тогда ЦБ наотрез отказывался сообщить подробности.

Получить комментарий ВТБ РБК не удалось.